Александр Васильченко: Стыдно, что Украина - аграрная страна, закупает рожь у белорусов. И в этом году будет закупать

Начнем с меморандума о взаимопонимании по экспорту зерна. Как добровольное ограничение поставок пшеницы скажется на хлебопекарной отрасли?

Для начала рассмотрим саму причину возникновения меморандума. В текущем году сформировалась неординарная ситуация. Обычно в период уборки урожая наблюдается самая низкая цена на зерно, а потом от затрат на хранение и от ориентации на мировые цены она растет. На тот период, когда подписывали меморандум, еще не все зерно было убрано, а кукурузу даже не начали собирать, цена же, как правило, формируется несколько позже. Но в этом году, впервые, может быть, за всю историю украинский показатель урожая повлиял на международную биржу. Чикагская биржа отреагировала на то, что три крупных производителя зерна, пшеницы в частности, снизили свои прогнозы урожая, в это же время в Украине заговорили о введении ограничений на экспорт. Это и повлияло на то, что на мировом рынке сразу подскочила цена. Наши внутренние производители, учитывая, что там цена возросла, стали придерживать зерно и повышать на него цены на внутреннем рынке, ориентируясь на мировые индексы. Но урожай пшеницы достаточно высокий (24 млн тонн к 27 млн тонн в 2017 году), поскольку внутреннее потребление составляет порядка 5 млн тонн на продовольственные цели.

Как вы можете охарактеризовать качество зерна урожая 2018?

К сожалению, из года в год, качественные показатели пшеницы все хуже и хуже. В стандарте на пшеницу 1998 года, который сделали сразу после союзного ГОСТа, были заложены более низкие показатели по качеству пшеницы, в частности по содержанию клейковины. Так вот в течение этих лет ДСТУ на пшеницу пересматривался 4 раза, и каждый раз требования все понижались. А если планка для производителя задана низкая, то у него нет заинтересованности стремиться к более высоким показателям того же содержания клейковины, потому что это связано с дополнительными расходами. Нужно больше внести удобрений, чтобы получить более высокие показатели, но зачем, если и с низкими показателями продукция нормально продается. От этого в первую очередь страдают производители хлеба, мучных кондитерских изделий, макарон, круп и другой продукции переработки. Сказались и погодные условия этого лета, когда июнь был очень жарким, а потом задождило - и в результате возникли грибковые заболевания, а товаропроизводители забили тревогу касательно качества зерна.

Мы видим, что нам нужна сегодня качественная пшеница 2-го и 3-го класса для производства муки для хлебопекарства, а ее все меньше. 2-й класс, по оценке специалистов, составляет всего лишь 10% от урожая - значит, это приблизительно 2,5 млн тонн, а нам нужно 5. Министерство аграрной политики вроде бы понимает эту проблему, но в данном случае, я считаю, хоть меморандум и подготовили, а мы его подписали, он роли решающей не сыграет. Нам нужны были именно ограничения, но министерство на это не пошло, потому что мы в ВТО. Хотя большая часть хлебопеков положительно настроена на введение ограничений на пшеницу 2-го и 3-го класса для обеспечения продовольственной безопасности. В меморандуме, конечно, написано о продовольственных классах, но это начиная от 1-го (которого практически нет) и до 5-го. Если предположить, что допустим пропорционально будет вывозиться 8 млн тонн, то от тех 2,5 млн тонн 2-го класса только половина останется, что приведет к дефициту хорошей продовольственной пшеницы. Поскольку министерство другой альтернативы не предлагает, меморандум хоть как-то будет контролировать ситуацию.

А какая ситуация с рожью?

Мы постоянно поднимаем вопрос о том, что ржи очень мало, что ее не хватает. В этом году опять очень низкий урожай - 386 тыс. тонн, как показывает прогноз. Мы сегодня потребляем практически всю эту цифру. Рожь тоже делится на классы по качественным характеристикам - только класс А идет на наши продовольственные цели. Министерство разводит руками и говорит, что товаропроизводителю не выгодно выращивать рожь. Тогда пусть оно его стимулирует, разработает механизм поддержки на гектар земли, чтобы производители вышли на цифру 600 тыс. тонн, которая необходима по нашим подсчетам. И это реально, наибольший урожай за период независимости был 1,8 млн тонн ржи. Это нонсенс, и даже стыдно, что Украина - аграрная страна, закупает рожь у белорусов. И в этом году будет закупать. А ведь сегмент ржаных изделий интенсивно развивается, и у нас появились очень хорошие ржаные сорта. Эта линейка и с медицинской точки зрения правильная - исследования доказывают, что ржаной хлеб полезнее, чем пшеничный.

На каком уровне оцениваете внутреннее потребление хлебобулочной продукции?

Наша статистика показывает, что в прошлом году наша промышленность произвела 1 млн тонн хлеба, но если брать не учитываемых Госстатом других производителей, то это 3,8 млн тонн, которые мы практически и потребили.

Но есть два момента неточности статистики. Во-первых, мы сегодня называем численность населения – 42,4 млн. человек. Но кто знает, какое оно в реальности? Перепись не проводилась долгие годы.

Во-вторых, мы ориентируемся на нормы потребления хлеба, заложенные в потребительской корзине 2000 года. Там прописан 101 кг хлеба в год на одного взрослого человека или 277 грамм в сутки. Этого хлеба сегодня люди просто не съедают, потому что изменилась структура питания. А в законе о потребительской корзине написано, что каждые пять лет она должна пересматриваться. Поэтому мы сегодня ориентируемся на европейский уровень потребления - около 50-55 кг в год. Итак, нам нужно 3,8 млн тонн хлеба, но я в это уравнение заложил уже заведомо неправильные цифры - население и норму. Но если сегодня исходя из населения нужно не 5,5 млн тонн пшеницы на продовольственные цели, а допустим 4 млн, тогда можно немного иначе строить прогнозы и не доводить до меморандума. Поскольку если 16 млн тонн зерна - разрешено на экспорт, остается 9 млн, и тогда не будет никакой опасности.

В целом спрос на хлеб падает в связи с той же низкой покупательской способностью.

А как же здоровый образ жизни и другие тенденции?

Конечно, молодежь сейчас по-другому относится к хлебу, это однозначно. Она фактически хлеба не ест. К тому же молодежь более падка на новинки и инновации. Допустим, одними из популярнейших производителей сейчас являются львовские заводы, которые ищут идеи у соседей в Европе. Они не делают больших партий и часто обновляют ассортимент, но спросом он пользуется. Если брать более зрелое население, то оно все-таки продолжает покупать украинский хлеб и батон.

Значит, сегмент традиционного хлеба падает?

Да, у нас сейчас идет довольно интенсивное развитие ржаных заварных сортов хлеба, и такая тенденция правильная, так как основана на натуральности продукта. Территориально северные области больше едят ржано-пшеничного хлеба, центральные - все понемногу, а южные, особенно Одесская область, - любят хлеб из муки высшего сорта, который идет к обеду.

В той же Беларуси 70% хлебов являются ржаными заварными с многостадийном производством. У нас 26% из произведенной продукции составляют булочные изделия, но основную эту долю занимает батон. Той разнообразной булочной мелочи, которую мы делали раньше - плюшек, ватрушек, жаворонков из высшего сорта - уже нет. Мы не забыли, как делать паляницу, но мы не можем ее сделать из той муки, которую имеем сейчас. Нет такого качества - и мы обедняем свой ассортимент.

В июле в Раде зарегистрировали законопроект, предлагающий восстановить государственное регулирование цен на социально значимые продукты питания, в том числе на хлеб. Речь идет об установке предельной торговой надбавки, которая может составлять не менее 5% и не более 15% от отпускной цены производителя. Как вы оцениваете такое предложение?

Как говорят, в одну реку дважды не войдешь. Если говорить о рыночном механизме, который избрала Украина, то альтернативы этому не должно быть. То регулирование, которое было на протяжении 25 лет, привело к колоссальным негативным последствиям в хлебопечении. Это сразу осадило отрасль в техническом развитии. К тому же существует проблема текучести кадров - в ночную смену большинство людей не хотят работать. Если в Советском Союзе была 75% надбавка за ночное время, то сейчас некоторыми собственниками цифра эта снижена. Удержать кадры можно за счет повышения заработной платы. Но как ее повысить? Она же находится в цене на хлеб.

Раз мы идем по европейскому пути, то хотя наши цены колеблются, они будут постепенно приравниваться к мировым. Зерно уже практически уравнялось, мы же ориентируемся на биржу. В странах ЕС 1 кг хлеба стоит порядка 3-4 евро, а у нас, если привести к этой же валюте, только 50-60 евроцентов. Получается, что наше производство низкорентабельное. Будет ли стабильная цена при этом? Нет, она будет расти. То, что произошло с зерном, - это болезненно, рынок залихорадило. Но как раз благодаря отмене регулирования мы реагируем на вызовы рынка. За 7 месяцев потребительский индекс на хлеб составил 9%, то есть фактически где-то на 1-1,5% цена ежемесячно росла. Это не катастрофически для населения, потому что изменения на 1 кг хлеба - до 1 гривны, а на булке 600 грамм - 40-50 копеек, что не очень заметно. И такими же шагами цена будет расти до конца года, исходя из имеющихся факторов. Цены будут расти, но скачкообразного, болезненного для населения, роста цен на хлеб не будет.

И на сколько же вырастут цены до конца этого года?

По нашим прогнозам максимум на 10% еще может измениться цена на хлеб. Для этого есть ряд экономических причин - рост цен на муку, повышение цен на газ и т.д. Сегодня средние цены у нас составляют, по данным Государственной службы статистики Украины, на хлеб ржано-пшеничный 16,44 гривны/кг, а из муки пшеничной первого сорта - 15,49 гривны/кг. Значит, приблизительно на 1,6 гривны/кг вырастет цена за оставшиеся 4 месяца - это плюс 30-40 копеек ежемесячно.

У нас, конечно, будут определенные проблемы в 1-м квартале. Пока мы только гадаем на кофейной гуще - у нас сегодня только-только сформировалась цифра урожая, еще не собрана кукуруза, не составлены контракты на вывоз. Хотя уже понятно, что мировое производство пшеницы на 3% сократилось, а потребление на 2% выросло, что подхлестывает рост цен на зерновые. В первом квартале все эти вопросы уже прояснятся, но к ним добавляются выборы. Есть политические силы, которые могут манипулировать и раздувать проблемы - дефицит зерна, гречки и так далее, что также приведет к росту цен. Не нужно забывать и о курсе доллара, который прямо влияет на все составляющие хлеба.

В ходе презентации меморандума первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Максим Мартынюк сказал, что правительство принимает все меры, чтобы цены на хлеб не росли. Уже проводились переговоры по данному вопросу с операторами рынка?

Во-первых, на прошлой неделе у Кубива состоялось совещание по продовольственной безопасности в отношении зерна. Во-вторых, Минагрополитики планирует провести совещание, куда будут приглашены хлебопеки и мукомолы, где мы выскажем свои опасения по поводу объемов и качества пшеницы на внутреннем рынке. Правительство должно вести себя жестче, что касается внутреннего рынка, а точнее по защите интересов населения Украины. Сегодня трейдеры при меньшем урожае в деньгах не потеряют - мировая цена на пшеницу подскочила плюс очень хороший прогноз на кукурузу.

Понятно, что сегодня уже нет административных рычагов, но остаются экономические. Есть Аграрный фонд, который, по нашему мнению, давно должен был включиться в работу и выкупить с рынка по минимальной цене около 1,5 млн тонн пшеницы 2-го и 3-го класса. Но на наш прямой вопрос - будет ли он активно вести подобную работу, конкретного ответа не было. Содействий Фонда для нас в формировании цены сейчас никаких нет, потому что цена на зерно на внутреннем рынке уже выросла на 700 гривен, соответственно изменилась и цена на муку - если ранее она была 7,1 тыс. гривен/тонна, то сейчас - 7,4 тыс гривен, а Фонд прогнозирует дальнейшее увеличение до 7,7-7,8 тыс. гривен/тонна. Это, конечно, повлияет на рост цен на хлеб.

Есть 2,5 млн тонн переходящих остатков прошлогоднего зерна, закупленных и уже оплаченных Аграрным Фондом. Если министерство хочет дать населению более дешевый хлеб, то пускай направит эти остатки на хлебопечение.

Другой путь - государство для хлебозаводов делает социальный заказ. Но для этого нужно выявить в каждом регионе людей, которые нуждаются, а не так, как в Киеве, где к ларьку "Социальный хлеб" стоит толпа пенсионеров. Или давайте введем адресную дотацию для малоимущих – компенсируем им разницу в цене хлеба. Давайте посчитаем - человек в месяц съедает 8 буханок хлеба, округлим подорожание до 2 гривен/кг, получается, необходимо дать всего 16 гривен, чтобы компенсировать издержки этого подорожания. Не такие уже и большие деньги с точки зрения одного человека, но когда начинают считать общее количество нуждающихся в этом людей, то получаются значительные цифры... А их, думаю, к сожалению, порядка 70%.

Согласно Госстату, в 2017 году производство хлебобулочных изделий сократилось до около 1 млн тонн. Какая сейчас наблюдается тенденция?

Печальная. У нас, к сожалению, цифра этого года по прогнозам на сегодняшний момент - 9,8% снижения объема к производству прошлого года. В предыдущие годы было сокращение 6-7%. Мы понимаем, что это связано с уменьшением населения и низкой покупательской способностью. Но существует и теневой сегмент, который не будет отчитываться.

И как вы оцениваете долю теневого сегмента?

Мы считаем, что более 60% производства находится вне статистики. Это не традиционная "тень", а та часть произведенной продукции, которую нельзя посчитать. Кто-то, может, и работает официально, но на едином налоге. То есть, у него есть сумма продаж, но сколько он произвел в натуральном выражении - никто не знает. А ведь за натуральным выражением стоит, сколько нужно муки, зерна, сколько произвести нужно, сколько нужно хлебозаводов, нужна ли еще пекарня и т.д.

Что и в каком объеме мы продаем на внешние рынки? Кто наш наибольший покупатель?

У нас в основном идет продукция длительного хранения. Это сушка, сухарь и пряник. У нас есть фирмы, которые занимаются долгосрочными контрактами по поставке пряников с начинкой в Германию, и это там пользуется популярностью. Также пользуется спросом сушка. Когда-то у нас был Донецкий булочно-кондитерский комбинат, он был лидером по этой продукции, которую экспортировал в 14 стран мира - в Россию, Израиль, США, страны Европы. К сожалению, там это предприятие ликвидировано, сейчас оно налаживает производство на подконтрольной Украине территории,.

По хлебу у нас пока нет такой практики, при этом беларусы уже экспортируют заварной хлеб и в прошлом году на нем заработали более 1 млн долларов. Он неделю не черствеет, они отправляют его в Россию в северные регионы, а мы упираемся в короткий срок реализации.

Сколько, по вашим оценкам, на данный момент насчитывается хлебопеков?

В хлебопечении занято порядка 40-50 тыс. человек в целом. Сейчас сложилось мнение, что начать хлебопекарский бизнес очень легко. Допустим, кто-то вчера строил, дорогами занимался за границей, а сегодня приехал сюда и думает, что легче всего заниматься хлебопечением. Но это не совсем так. Потому что любое дело в первую очередь требует специалистов, а горе-бизнесмены же начинают копировать чей-то ассортимент в ущерб качеству.

В этом году мы уже побили рекорд по экспорту муки - 430 тыс. тонн, что уже на 300 тонн выше, чем в прошлом году. Та же Турция со своей муки делает отличнейший хлеб и она, к тому же, самый большой потребитель хлебобулочной продукции в мире.

А на каком мы приблизительно месте в мировом потреблении хлеба?

Украина все еще потребляет много хлеба и хлебобулочных изделий, но по причинам, которые я называл ранее, место в мировом потреблении опустилось.

30 августа состоялась запланированная встреча представителей отрасли переработки зерна и Министерства аграрной политики и продовольствия. По словам Васильченко, министерство обещало сдерживать цены на хлеб и муку, но конкретных идей и стратегий не высказывало.

Источник: Українські новини