Боец АТО усыновил с женой троих детей. Новая семья открыла для них счастливый мир

«Мы с женой давно хотели ребенка, но не решались на усыновление. Война все изменила". Семья взяла из детдома сразу троих детей и сегодня как никогда счастлива.

***

Во время участия в АТО на Донбассе боец Владимир Сыроватко принял решение усыновить детей. Мужчина говорит, что там, на передовой, он полностью переосмыслил свою жизнь. Сейчас Владимир – отец троих детей. Вместе с женой Надеждой воспитывает 8-летнего Артема, 7-летнего Максима и 5-летнего Колю, передают «Факты».

«Мы с женой давно хотели ребенка, но не решались на усыновление. Война все изменила. В какой-то момент я позвонил Наде из зоны боевых действий и сказал, что как только вернусь, мы усыновим ребенка», – вспоминает Сыроватко.

В зону АТО Владимир попал осенью 2014 года – вскоре после событий под Иловайском. До войны работал в Министерстве культуры. В военкомат пошел сам, не дожидаясь повестки.

Придя рядовым на должность пулеметчика, через несколько месяцев он стал командиром боевой машины. Получил звание младшего сержанта, потом сержанта. Батальон, в котором служил Сыроватко, держал линию Невельское – Красногоровка – Марьинка. Сам Владимир, в основном находился в Красногоровке, в 20 километрах от Донецка.

«Пока я служил, в моей бригаде погибли не меньше 80-ти человек. И если к бесконечным обстрелам можно привыкнуть, то к смерти сослуживцев – никогда. Это и есть самое страшное на войне – когда погибают люди, которых ты лично знал, с которыми общался… Большим потрясением для меня стала смерть друга, с которым мы вместе учились в Академии госуправления, занимались студенческим самоуправлением. В зоне АТО он служил в другой бригаде, но мы созванивались. Когда разговаривали в начале февраля 2015 года, его бригада была под Дебальцево и их уже брали в кольцо. Он тогда говорил мне, что все нормально, прорвемся. Но погиб…», – рассказывает ветеран АТО.

«Война для меня многое изменила. После очередной гибели молодых ребят из нашего батальона я решил, что мы усыновим малыша. Жена меня поддержала», – говорит Сыроватко, поясняя, что у семьи не получалось иметь своих детей.

И когда в сентябре 2015 года Владимир демобилизовался, супруги обратились в службу по делам детей. Мужчине предложили должность руководителя аппарата райгосадминистрации в Одесской области, куда он с супругой и переехал.

Сначала Владимир и Надежда хотели усыновить малыша до трех лет, то со временем возраст увеличили до пяти лет.

«Мы думали об одном ребенке. Работники службы сказали, что есть один мальчик. А также сообщили еще о трех братиках. Сначала нам показали фото того первого мальчика. Мы глянули – очень милый ребенок. Но когда работники служб открыли папку с документами тех троих братьев, и я увидела фото старшего Артема (ему тогда было 5 лет), сердце екнуло. Я сразу поняла, что это наш ребенок. Увидев фотографии всех троих, мы уже не сомневались, что берем именно этих детей», – вспоминает Надежда.

«Готовясь к первой встрече с ребятами, мы очень волновались… И были шокированы, когда они сразу назвали нас мамой и папой. Потом оказалось, что они так называли абсолютно всех взрослых – и знакомых, и чужих людей. Наверное, это потому, что в их жизни уже было много "мам" и "пап". Женщину, которая их родила, лишили родительских прав из-за того, что она не смотрела за детьми. Потом ребят усыновила другая семья. Но через полтора года этих усыновителей тоже лишили родительских прав — за жестокое обращение с детьми. Мы не знаем и половины того, что мальчикам пришлось пережить. Среднему сыну Максиму эти "родители" сломали ногу. Он все помнит и до сих пор иногда говорит о "том, другом папе", который это сделал. Против тех усыновителей открыли уголовное дело. А мальчишек вернули в детдом», – делится Владимир.

Родители отмечают, что в детском доме условия содержания малышей тоже были не лучшими. «Некоторые вещи меня поразили. Например, в детдоме была комната, которую сами сотрудники в разговоре назвали карцером. Увидев мою реакцию, сказали, что это "просто палата для детей, которые не слушаются"», – говорит Надежда.

«Когда мы только познакомились, Артему было 5 лет, Максиму – 4, а Коле всего 2 годика. Коленька вообще не разговаривал. А Артем и Максим говорили настолько плохо, что я вообще ничего не понимал. Они, кстати, тоже нас не понимали. Возможно, потому, что мы с женой говорим на украинском, а дети росли в русскоязычной среде. Они не знали и не понимали элементарного. Не знали, что такое красный, а что зеленый. Когда мы угостили их бананами, дети начали есть их вместе с кожурой. Не знали, что такое елка. Мы забрали их 14 декабря и, готовясь ко Дню святого Николая, стали украшать елку. Дети не понимали, что происходит», – дополняет супруг.

Первое время родителя приходилось учить детей не только словам, но и эмоциям. «Потому что ребята не понимали, что значит, когда человек, например, хмурит брови или держит руки на поясе. Приходилось объяснять. Мы рассказывали им, что такое день рождения. Без повода моделировали этот праздник и объясняли, кто такой именинник, почему ему дарят подарки… И сейчас мальчики уже очень ждут праздников. А еще им очень понравился английский язык», – говорит Надежда..

Сейчас семья Владимира Сыроватко живет в Винницкой области. А Владимир работает в Киеве – в Министерстве культуры, где трудился до войны. Каждые выходные мужчина ездит к жене и детям.

На осенние каникулы Надя с детьми приедут ко мне. Один раз они тут уже были, но я очень хочу получше показать детям Киев. Пока живу на два города. С появлением детей наша с Надей жизнь кардинально изменилась. Мы и сами, наверное, стали другими. И несмотря ни на что, мы еще никогда не были так счастливы», – резюмировал Владимир Сыроватко.

Источник  Dnews.dn.ua