Богдан Яременко: Любой украинец может стать президентом

- Богдан, вы были известным дипломатом, генеральным консулом Украины в Эдинбурге и Стамбуле. Но после Евромайдана основали авторитетный аналитический центр “Майдан иностранных дел”. Сейчас, я знаю, вы собираетесь участвовать в предстоящих в следующем году парламентских выборах в Украине. Почему вы решили пойти в политику?

- Так или иначе мы в ней были. “Майдан иностранных дел” позиционировал себя как совершенно независимая организация. Но наши аналитические разработки касались войны и мира. Тут ты выбираешь сторону. С одной стороны, ты на стороне своего государства, своего народа, но здесь, в Украине, все достаточно непросто: мы очень толерантные даже к тем, кто проповедует подходы, несовместимые с украинской государственностью.

Поэтому мы четко позиционировали себя и были в политике. Помогали где-то мобилизовать общественное мнение, разъясняли, что происходит, чтобы украинцы понимали с каким злом они борются. С другой стороны, всю жизнь до этого, больше 20 лет, я работал в госструктурах и видел их немощность и неэффективность. Со временем, когда ты подымаешься вверх по карьерной лестнице, приходит понимание, что на самом деле все решается не здесь, а на политическом уровне - там ставятся задачи, выбираются приоритеты и нужно быть именно там.

Это достаточно осознанное решение, к которому я шел очень долго и которое реализовывалось уже давно, но в несколько других формах. Просто стране настолько необходимы изменения, что ты должен быть в политике, если реально хочешь на что-то влиять. Иначе изменения происходят очень медленно, неуверенно, двусмысленно.

С политической силой “УКРОП” “Майдан иностранных дел” еще с 2015 года связывала совместная работа над большими проектами. Мы готовили политиков к эфирам, готовили определенные теоретические подходы для партии в вопросах войны, мира, обороны, поэтому прекрасно понимали на каких позициях партия, более того, знали, что она стоит на позициях, частично нами разработанных. Так что для меня идти на выборы от этой партии - очень простое, понятное, логичное решение. Ну и для нас, людей, которые всю жизнь занимались практикой, очень важно, что “УКРОП” – партия с ресурсом и не боящаяся этот ресурс использовать.

Один из основателей партии Игорь Коломойский и команда использовали все возможные ресурсы в 2014-2015 годах, защищая суверенитет и территориальную целостность страны. Для меня это показатель профессионализма, желания и умения работать. С такими людьми интересно и перспективно при всей неоднозначности всего, что происходит в Украине.

- Мы знаем, что “укропами” украинцев называли сепаратисты. И вот есть партия “УКРОП”. Откуда такое название?

- Это попытка политологически правильно превратить слабость в силу. Русские пытались нас так пренебрежительно называть в начале войны, но украинцы решили, что обижаться не на что. Укроп – так укроп, хорошо. Тем более, если смотреть на слова как на аббревиатуру, это легко расшифровывается как Украинское Объединение Патриотов. Это и есть настоящее название партии. Плюс укроп - это такое растение, которое если ты его втаптываешь, оно еще больше прорастает.

Это тоже часть идеологии, часть доктрины партии. Эта партия восстала в период войны, в период самого глубокого кризиса государства. Родилась политическая сила, которая объединяет людей, которых Россия и пытается “втоптать в землю”. Это люди очень разные. По национальной принадлежности один из организаторов Игорь Коломойский – еврей, но это украинский еврей, это патриот Украины, человек, который не стесняется назвать себя украинским националистом.

В “Майдане иностранных дел” мы с 2014 года разрабатываем концепцию внешней политики, базирующейся на правах человека и на ценностях. Что-то подобное есть в основе политической доктрины “УКРОПа”. Это правоцентристская доктрина, хотя в Украине, наверное, сегодня нет партий, в которых не было бы левоцентристских элементов в экономической программе, но тем не менее политическая платформа явно правоцентристская только у “УКРОПа”.

- Кто, кроме Коломойского, является “лицом” партии?

- Геннадий Корбан, достаточно известный политик. “УКРОП” основала команда Коломойского, которая в 2014 году взяла на себя ответственность за юго-восток Украины. Коломойский сделал это в виде согласия возглавить Днепропетровскую областную администрацию, Геннадий Корбан работал вместе с ним как заместитель. Также нынешний мэр Днепра Борис Филатов, один из партнеров Игоря Коломойского Игорь Палица, который возглавил Одесскую областную администрацию сразу же после трагических событий 2 мая. Эта команда занималась и Одесским регионом, и Запорожьем, и Херсоном, в общем, всем югом и востоком Украины. Сегодня Игорь Палица возглавляет уже в Западной Украине Волынский областной совет.

Партия имеет 8 народных депутатов. Руководитель партии - народный депутат Тарас Батенко, представляет Львов. Мы имеем представительство в органах местной власти в областных советах 18 регионов. Естественно, большое количество депутатов в местных, городских, сельских советах. В команде очень много участников боевых действий, ветеранов, волонтеров, но очень много и образованного городского электората – среднего класса Украины, который живет идеей, что он сам способен изменить свою страну.

“УКРОП” - единственная постмайданная партия, которая образована уже после потери Крыма и которой есть крымское отделение. Это тоже показатель политической платформы и программы. Мы собираемся вернуться в Крым и уже готовим структуры. Возглавляет отделение партии крымский татарин Эрфан Кудусов, что тоже очень нехарактерно, редко для Украины. И это опять-таки пример, что в партии, которая исповедует принципы создания нации на политической основе, находит свое место человек любого вероисповедания и любого этнического происхождения.

- Говорилось, что “УКРОП” не только партия патриотов, но и партия “куркулей” из-за ориентации на средний класс.

- В украинской культуре слово “куркуль” – советское наследие, имеет негативное оттенок. Хотя с моей точки зрения, это хозяин, очень твердо стоящий ногами на земле.

Если отбросить ироничность и негативный оттенок слова, которое очень широко употреблялось в Советском Союзе, то да, скорее всего, да. Хотя, естественно, каждая партия старается охватить как можно больше людей, и “УКРОП” старается быть партией людей, которым нужно помочь. Но в целом это партия хозяйственников, в том числе людей, которые очень хорошо понимают, что такое жизнь, что такое зарабатывание денег, которые умеют делать и большой бизнес, и средний, и малый.

- Какой в Украине складывается политический ландшафт накануне выборов? И президентских, и парламентских.

- Он достаточно непредсказуем. Самые характерные черты украинцев, если описывать их психологию сегодня, это неверие, недоверие и апатия. Они являются следствием неэффективной государственной машины, коррупции, войны. В итоге около 50% населения Украины не определились за кого они будут голосовать на президентских и парламентских выборах. Поэтому есть огромная востребованная идея нового лица, новых имен.

В условиях, когда люди ищут новое лицо, которому могут доверять, и 50% не определились, теоретически любой украинец в следующем году может стать либо президентом, либо членом парламента. Большая доля непредсказуемости – так можно охарактеризовать политическую ситуацию в Украине.

- Что “УКРОП” может предложить украинцам, чего не могут другие партии?

- На самом деле в современном политическом мире ничего нового изобрести невозможно. Мы понимаем: есть центр, есть правые, есть левые. И тут выбираешь свое позиционирование. Вопрос в другом. “УКРОП” – партия, которая может сделать. Она создана людьми, которые могут, хотят, доказали неоднократно и в бизнесе, и в политике, и на войне, что держат свое слово и выполняют обещания. Эти люди воплощают идею новой украинской политической нации, основанной на принципах и ценностях. Вот это платформа.

Это новое для Украины – создавать политическую нацию. Это постреволюционное веяние после Майдана. Это веяние войны, где мы поняли за что воюем, за какую Украину. Хотя мы продолжаем, как каждый очень толерантный народ, вести дискуссии, даже во время войны. Но тем не менее большинство украинцев, конечно, стоят на этих же позициях. Вопрос не в том, чтобы изобрести какие-то новые слова и новые рецепты, а в том, чтобы сделать и очертить как должно это строительство государства происходить, на каких принципах, на каком фундаменте, и четко его придерживаться, иметь ресурс и его реализовать. Вот чем мы отличаемся.

- Как “УКРОП” видит деоккупацию Донбасса и возвращение Крыма в состав Украины?

- Я хотел бы отметить, что партия “УКРОП” - единственная из политическая сил и государственных институций в Украине, которая имеет свой опубликованный план действий в этом вопросе. Он называется “Доктрина патріота”. Это большой текст, где насколько это возможно, когда речь идет о безопасности и доктринальных вещах, расписаны подходы к войне. Другие политические партии пока не смогли сформулировать свой план более детально и более конкретно.

Наш взгляд базируется на нескольких основополагающих позициях. Во-первых, Украина никогда не откажется от оккупированных территорий. Ни от Донбасса, ни от Крыма. Во-вторых, у Украины сегодня нет возможностей вернуть оккупированные территории, заплатив приемлемую для всех цену.

Это связано с ситуацией внутри страны, с конфликтом между Украиной и Россией, международной ситуацией в целом. Поэтому “УКРОП” считает перспективной и важной на ближайшее время задачу не возвращение территорий, а создания международного давления на РФ, максимальных разрыв отношений Украины с Россией, введение различных санкций, укрепление возможностей нашей страны решить вопросы Крыма и Донбасса военным путем.

При этом, что касается текущего военного конфликта, основной и решаемой задачей “УКРОП” считает прекращение огня. Речь должна идти о замораживании конфликта, чтобы прекратить кровопролитие и ненужные смерти. Ведь на сегодняшний момент гибнут лояльные Украине граждане. Как на стороне ВСУ, так и среди мирного населения Донбасса.

Это первоочередная задача, параллельно с которой должно проходить укрепление вооруженных сил и изменение тактики на более агрессивное поведение на передовой. Нужно отказаться от “соглашательской” политики по отношению России, начать отвечать на ее агрессивные действия, аппелировать к общественному мнению на Западе, привлекать максимальную военную и техническую помощь для Украины.

Мы ставим задачу повышения присутствия сил НАТО на территории страны и вхождение Украины в Североатлантический Альянс. Это комплекс мероприятий, который в близкой перспективе способен решить вопрос замораживания конфликта и прекращения огня. Вопрос возвращения оккупированных территорий - это вопрос отдаленного будущего. Сегодня решение этой проблемы невозможно без дальнейшего ущерба для Украины.

- Настоящим хитом не только в Украине, но на всем постсоветском пространстве стал фильм “Слуга народа”. Что в нем правда, а что ложь?

- Это полностью художественный вымысел талантливых сценаристов и сыгранный талантливыми актерами. Очень многие почему-то считают, что политическую жизнь США можно изучать по сериалу “Карточный домик”. Наверное, не стоит изучать Украину и украинцев по сериалу “Слуга народа”.

Другое дело, что предложенные исполнителем главной роли Владимиром Зеленским принципы настолько востребованы, что он благодаря своей актерской деятельности сделал политический меморандум. И не изъявив желание становиться политиком, стал политиком и очень ожидаемым в политике лицом. Большое количество украинцев, около 7%, готовы голосовать за него и на парламентских выборах. Также мы имеем достаточно известного певца Святослава Вакарчука, лидера “Океана Эльзы”, за которого готовы голосовать приблизительно такое же количество людей.

- Каковы реальные шансы на победу у Зеленского и Вакарчука?

- Есть большое желание нового лица и отсутствие доверия к тому, что существует. И желание жить по-новому. Желание изменений, причем продуктивных. Желание четких правил, причем не “железной руки”. Этим украинцы серьезно отличаются от русских, они живут не верой в царя или гетмана, который придет с твердой рукой, а верой в правила, который мы сами должны придумать, создать и придерживаться. И в человека, который готов гарантировать, что эти правила будут одинаковы для всех. Ожидание такого рода политика.

Понятно, что люди сцены, люди искусства достаточно раскрученные, известные, к них доверие не политическое, а больше медийное, но, тем не менее, оно отражается на политике, вокруг этого происходит много спекуляций, домыслов. Вокруг этого идут совершенно теоретические баталии, их постоянно пытаются ставить в замеры социологического мнения украинцев, хотя, еще раз говорю, никто из них никогда не заявлял о своем желании баллотироваться на какие-либо должности.

- Мы видим рейтинги. Почему самая популярная - партия “Батькивщина”, хотя Тимошенко совсем не новое лицо в украинской политике?

- Это самая старая партия из всех существующих в парламенте. У нее есть определенные традиции и она самая структурированная, самая системная. Партия имеет представительство во всей Украине, мне кажется, практически в каждом маленьком регионе, вплоть до сел. Понятно, что такой партии гораздо легче вести агитационную работу. Но успех партии во многом базируется на личностном успехе и популярности Юлии Тимошенко, не на программе. Это тоже работает во всем мире.

Мы видим, что очень часто для того, чтобы быть избранным, достаточно иметь харизму и характер: Дональд Трамп, например. А не быть каким-то там теоретиком или успешным до тех пор политиком. Это серия факторов, но тем не менее, бесспорно, Юлия Тимошенко и ее партия являются одними из лидеров рейтингов. Но даже у нее и ее партии рейтинги не подымаются выше 15%.

Если взять президентские выборы в следующим году, скорее всего в первом туре первые два кандидата наберут меньше 15% - это достаточно низкая поддержка, в том числе для лидеров, что для Украины будет порождать проблемы в будущем. Если у лидера нет доверия большинства, то и лидер не будет способен обрести его уже в должности и будет очень тяжело, учитывая, что у страны очень много проблем. Понятно, что такой политический режим не может быть стабилен.

- Вы лично очень много говорите и пишите о Беларуси. Есть какая-нибудь общая партийная позиция в отношении диктатуры Лукашенко?

- Мы смотрим на Беларусь через призму украинских государственных интересов. В этом плане Беларусь, без сомнения, государство-союзник Российской Федерации, с режимом, суть которого прямо противоположна тому, что хотели бы украинцы видеть у себя в государстве, то есть это деспотизм. В то время, когда украинцы, пусть где-то непоследовательно, с большими проблемами, но все же движутся в сторону правового государства, в сторону демократии.

Из-за этого белорусское государство (надо четко понимать и не спекулировать - не народ, не белорусы, а белорусское государство, режим Лукашенко) становится, как минимум, дипломатически выражаясь, нашим оппонентом. Но, в принципе, это латентный враг, чей режим по сути враждебен Украине, более того, он является продолжением Кремля. Поэтому наш подход состоит в том, чтобы, сохраняя торговлю и пытаясь не разрывать связи на самом низшем уровне между людьми, между предприятиями, максимально ограничить контакты с белорусской властью. Этот подход мы будем отстаивать, и я буду лично и как аналитик, и как политолог. В том числе это будет и политической повесткой партии в случае ее прихода к власти.

- Принятие каких законов вы будете лоббировать в первую очередь, когда попадете в парламент?

- Я думаю, что в Украине сейчас вопрос не в том, чтобы плодить новые законы. Есть гораздо более сложные и актуальные вопросы: приведение деятельности всех органов государственной власти в соответствие с законом и уменьшение их количества; дерегуляция – уменьшение количества правовых актов, подзаконных актов, законов. В Украине очень упала культура и качество законов. Мы видим эту проблему, поскольку занимаем очень активную позицию, особенно, что касается законов, которые мы считаем самыми важными в сфере обороны и внешней политики. Но власть отбрасывает любые предложения. Речь идет не только о нашей партии. Любые предложения, попытки улучшить законодательство, сделать его более качественным отметаются.

Это второй по важности вопрос – улучшение качества законов. А что касается их направленности, то тут “УКРОП”, скорее всего, не будет единолично иметь большинство. Поэтому мы не сможем единолично определять повестку дня парламента. В любом случае это должна быть работа по консолидации большинства, а значит, и повестка дня будет вырабатываться совместными усилиями.

У Украины просто нет выхода. Кто бы ни пришел к власти, ему придется заниматься вопросами обороны. Очевидно, что перезрели какие-то дипломатические решения в отношении России и ее союзников. Придется заниматься экономикой и ее реформированием. Но о порядке очередности решения этих вопросов, думаю, за полтора года до выборов очень говорить самонадеянно. Какие-то изменения сейчас в Украине происходят, нужно будет реагировать и на стратегические потребности, и на реальную финансовую, экономическую ситуацию, которая будет на момент, когда новый парламент приступит к деятельности.

Наше направление – это правоцентристская политика. Мы будем очень активно создавать условия для развития малого и среднего бизнеса. Создавать одинаковые правила игры, а законодательные акты – это работа уже более системная, и она требует организации вне рамок партии.

- Знаю вас много лет. Производите впечатление неунывающего оптимиста и везде успевающего человека.

- Это если я вовремя питаюсь (смеется).

Я точно знаю, что нельзя пытаться успеть все. Есть какие-то важные моменты. Сейчас у меня новый период – партийная деятельность. Я совершенно новый в этом человек. Более того, это выводит из зоны психологического комфорта. Все успеть нельзя, но можно успеть то, что ты можешь.

- А что дает силы?

- Все очень просто. В 2014 году мне удалось собрать вокруг себя тех, по ком человек обычно плачет - друзей. У меня гораздо меньше усилий уходит на то, чтобы собрать друзей. Они вокруг меня, они каждый день со мной. Поэтому мне очень легко. Это интеллектуалы, люди с позицией, со знанием, с огромным опытом. Я учусь и вдохновляюсь.

У нас очень интересный коллектив: есть и генералы украинских вооруженных сил, и полковник разведки, и несколько послов, и журналисты. Это коллектив, который способен рождать идеи, аккумулировать какие-то очень свежие взгляды на жизнь, причем они базируются на реальности и могут быть воплощены. Это интересно, когда ты, находясь даже вне правительственных структур, оперируешь идеями, которые могут быть легко воплощены в жизнь и которые иногда берет власть. Это тоже вызывает определенный подъем.

Ты понимаешь, что, оказывается, настолько силен, что тебе даже не нужно иметь официальные полномочия для того, чтобы влиять.

Источник: Хартия 97