Публично заявленное стремление Владимира Зеленского как можно скорее провести встречу в "нормандском формате" при собственном участии сыграло против него.

***

На прошлой неделе стало очевидным, что привлечь Дональда Трампа к “нормандскому формату” не получится. 1 октября Украина посредством формального письма представителю ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе Мартину Сайдику согласилась на применение “формулы Штайнмайера” на Донбассе.

Что предусматривает эта формула, тесно связанная с фамилией федерального президента Германии?

Проведение “выборов” в ОРДЛО без вывода оттуда российских войск и наемников и восстановления контроля Украины над российско-украинской границей в Донецкой и Луганской областях. Почему слово “выборы” в кавычках – надеюсь, понятно. Если нет – подобный алгоритм повлечет легализацию боевиков в виде представителей местной власти, а Россию превратит в “честного брокера”, который способствует решению конфликта внутри (!) Украины. Эта идея как элемент урегулирования появилась еще в 2016 году, однако Петр Порошенко и тогдашняя внешнеполитическая команда Украины умело избегали ее воплощения в жизнь. Владимир Зеленский решил доказать всем, что он – не Порошенко, и делает это, отдадим должное, весьма убедительно.

Показательным выглядит тот факт, что 1 октября Украина проиграла информационное пространство вокруг подписания документа в Минске. Пока отечественный сегмент Facebook наполняли фото Владимира Зеленского с Томом Крузом, российские и пророссийские Telegram-каналы и информационные агентства оперативно сообщили, что “в Минске Кучма подписал”. К сожалению, по меньшей мере с середины августа Украина находится в условиях заметного информационного доминирования со стороны России. Это выглядит несколько странно, если учесть, что на Банковой работают “люди из телевизора”, которые хорошо разбираются в информационных технологиях, но практически не сопротивляются росту российского информационного влияния.

Владимир Зеленский во время 13-минутного брифинга на Банковой эмоционально пытался заверить, что о капитуляции речь не идет, вслух зачитал формулировку о проведении местных выборов, напомнил, что у него есть дети. Президент произнес интересную фразу: мол, выборов в ОРДЛО не будет, пока там будут какие-либо войска. Интересная формулировка, однако оптимизма в ней мало. Глава государства должен знать о многотысячной “народной милиции” боевиков, которая формально не имеет никаких оснований называться вооруженными силами. Совсем не удивляет, что Зеленский заявил об обсуждении в Минске следующего этапа обмена пленными: в Москве прекрасно понимают чувствительность этой темы для украинской власти и продвигают ее довольно ловко.

Кстати, за несколько часов до брифинга Зеленского Эммануэль Макрон, которого можно назвать двигателем ускорения процесса проведения Нормандской встречи на высшем уровне, высказался за принятие “формулы Штайнмайера”. Кстати, почему именно эта фамилия? Ведь документально до 1 октября этой формулы не существовало. Ответ прост: за счет фамилии мощного немецкого политика Россия и Франция перетягивают на свою сторону Германию, конечно, в лице Ангелы Меркель. Резоны ведущих европейских стран просты: конфликт на Донбассе представляет собой угрозу для Европейского Союза, поэтому его необходимо урегулировать. Традиционно – за счет более слабого участника, то есть Украины.

Что может получить Россия в результате проведения выборов в ОРДЛО заявленным 1 октября образом? Прежде всего – легализацию боевиков, которые наденут гражданские костюмы и станут “депутатами местных советов”.

Кстати, это вполне соответствует курсу на федерализацию Украины, который в Москве объявили еще в декабре 2013 года, после начала Революции Достоинства. Но куда более важной для Кремля является возможность превратиться из фактического участника конфликта в “честного брокера”, который будет пытаться урегулировать противоречия между Киевом, Донецком и Луганском. При значительном понимании со стороны ЕС и США.

Я считаю, что сценарий реинтеграции Донбасса по российским лекалам для Кремля – наиболее выгоден. Думаю, что там готовы пойти на определенные уступки, поскольку перспектива восстановления Донбасса за счет украинского бюджета снимает вопрос европейской и евроатлантической интеграции Украины на десятилетия вперед. Причиненные в течение пяти предыдущих лет убытки даже в приблизительном исчислении составляют десятки миллиардов долларов, плюс потребность в восстановлении социальной стабильности и создании единого информационного и идеологического пространства. Работы очень много.

Верховной Раде в контексте последних событий придется принимать новый закон об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО или давать зеленый свет существующему, принятому еще осенью 2014 года, однако отложенному решением восьмого парламентского созыва для реализации до 31 декабря 2019 года. Провести в течение трех месяцев реальное обсуждение законопроекта, определить ведущие угрозы, нейтрализовать их – задача не из простых и требует политического опыта, не только парламентского большинства. Сегодня рано говорить о том, что фракция “Слуги народа” останется монолитом, а вот “ОПЗЖ” Виктора Медведчука, безусловно, будет работать на воплощение в жизнь “формулы Штайнмайера”. “Голос” призвал провести закрытое заседание Парламента с участием Президента, “Европейская Солидарность” действия команды Зеленского осуждает; критикует “формулу Штайнмайера” и “Батькивщина”. Предполагаю, что в президентской команде будут пытаться включить “турборежим” для закона об особом статусе ОРДЛО, однако могут столкнуться с непредвиденными трудностями.

В повестке дня ребром стоит вопрос организованного сопротивления стремлению осуществить реинтеграцию Донбасса по кремлевскому сценарию. Эта ситуация требует консолидации неравнодушных граждан и организованных мероприятий. Пусть малая численность стихийных митингов, которые прошли в Киеве, Львове и Харькове 1 октября, не вводит в заблуждение: судьба оккупированного Донбасса остается чувствительным вопросом для многих украинцев. Однако если на выходе мы получим очередную ярмарку амбиций украинских политиков, то шансов на противодействие России будет немного – ответ должен быть консолидированным.

Украина на шестом году гибридного противостояния с Россией оказалась в ситуации, когда ожидать помощи Запада в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе не приходится: в США разворачивается противостояние демократов и республиканцев, которое ставит под угрозу поддержку нашего государства, Германия и Франция объективно заинтересованы в улучшении отношений с Россией. Та, в свою очередь, может согласиться как на то, чтобы протащить ОРДЛО в Украину на собственных условиях, так и на стихийную вспышку недовольства в Киеве – дестабилизация нашего государства в любом виде Путину только на руку.

Евгений Магда
 
Политический эксперт